Главная / Новости Гатчины /  Невыносимая реальность жития |

 Невыносимая реальность жития |

 Невыносимая реальность жития |

 Невыносимая реальность жития |

Деревянный дом №40 по улице Рысева в гатчинском микрорайоне «Мариенбург» выглядит неплохо. Металлическая входная дверь — на месте, окна — целые. И явных повреждений кровли не наблюдается. Дом, как дом, которых в городе немало. На первый взгляд. Но первое впечатление нередко бывает обманчивым…

Дата постройки здания доподлинно неизвестна, но, согласно документации реестра ЖКХ, в эксплуатацию его ввели аж в 1917 году. Жилая площадь — около 200 кв. метров. Система — коридорная, традиционная для общежитий и коммуналок. Как пел Владимир Высоцкий: «На двадцать восемь комнаток — всего одна уборная». Правда, комнат в доме насчитывается с десяток, но остальное приметам «развитого социализма» соответствует.

В поздние советские годы здесь располагалась амбулатория. Пожалуй, самое разумное использование площадей. Одна комната — смотровая, другая — процедурная, третья — врачебная и так далее. На рубеже эпох двухэтажная «деревяшка» сменила назначение и была перепрофилирована в муниципальное общежитие. Для «спецконтингента» — бывших заключённых и лиц с «пониженной социальной ответственностью». Здание приобрело соответствующую репутацию и атмосферу — пьянки-гулянки, скандалы, наркотики.

 Невыносимая реальность жития |

Елена Лезедова и Николай Паршин

Именно здесь в 2001 году получил койко-место гатчинец Николай Паршин — обычный человек, оказавшийся не в то время не в том месте. Его попытки навести порядок в «шалмане» на Рысева не встречали особой поддержки у соседей. Впрочем, речь не об этом. В 2007 году Николаю предоставили 17-метровую комнату.

Со временем ситуация в общежитии несколько изменилась. Кто-то съехал, кого-то посадили, кто-то снимает другое жильё. Прописано в доме человек десять. Но постоянно проживают (не считая владельцев приватизированных квартир) буквально пара-тройка человек. Которым больше некуда податься. И один из них — инвалид третьей группы по здоровью Николай Паршин. Для которого ситуация если и меняется, то только в худшую сторону.

Утром 12 ноября в подъезде произошёл пожар, последствия которого остаются до сих пор — обгоревшие стены, чёрный от копоти потолок. И стойкий запах гари во всех помещениях. По мнению Николая Александровича, это был поджог, поскольку ни электропроводки, ни иных потенциальных источников возгорания в подъезде нет.

 Невыносимая реальность жития |

Между тем, пожар стал лишь «вишенкой на торте» в ситуации, которую можно охарактеризовать кратко — так жить нельзя. Особенно в двадцать первом веке — на фоне провозглашения Гатчины «умным городом» и застройки жилого массива будущего «IQ Гатчина» на Въезде.

— Да, так жить нельзя, — соглашается пенсионерка Елена Лезедова, соседка Николая Паршина. — Состояние самого дома просто катастрофическое: деформация стен, перекосы оконных рам, пол проседает, изношенная кровля, трещины в стенах и потолке. Ванны нет, горячей воды нет, газа нет. Готовить я вынуждена на электрической плитке. Санитарное и гигиеническое состояние здания ужасное — дерево гниёт, в нём плодится всякая живность. Рядом с нашим домом — помойка, откуда к нам приходят крысы и мыши. Это не жизнь!

Утверждение отнюдь не голословное, не сгущение красок. Сгнивший пол, прикрытый кусками старого линолеума, грозит провалиться в подпол. Потолок прогибается под тяжестью человека. Горячая вода в раковине берётся из системы отопления — нормально помыться не получится. Правда, Николай Александрович, как неработающий инвалид, получает талоны на посещение муниципальной бани. С 50-процентной скидкой. Так что бесплатно полноценно соблюсти гигиену мужчине удаётся лишь дважды в месяц.

 Невыносимая реальность жития |

Санузел. Под линолеумом проваливается пол

В довесок к коммунальным неудобствам, в доме продолжает оставаться напряжённая социальная атмосфера. По словам Елены Борисовны, соседи постоянно меняются, «кучкуются» разные подозрительные личности со всевозможными зависимостями. Неблагополучный дом, одним словом.

Между тем, за всё это разрушающееся «великолепие» приходится ещё и платить. Так, Елена Лезедова, работающая воспитателем в соседнем детском саду, ежемесячно оплачивает услуги ЖКХ на сумму порядка четырёх тысяч рублей. Как за полноценную квартиру. При этом, в здании отсутствуют счётчики учёта воды и тепла. Так что жильцам приходится оплачивать квитанции по нормативу. До которого они явно не дотягивают. «Я столько воды физически потратить не могу», — разводит руками пенсионерка.

Напомним, что здание — то ли многоквартирный дом, то ли общежитие — является муниципальной собственностью. С соответствующей долей ответственности. Эта ответственность выразилась в лёгком косметическом ремонте, сделанном в далёком 2003 году, да три-четыре года назад подлатали кровлю. Без каких-либо существенных новаций по замене коммуникаций, укреплению фундамента и фасада, реставрации потолков, перекрытий, несущих стен. Как говорится, сойдёт и так. Главное, не забывать оплачивать квитанции. За коммунальные неудобства.

Естественно, сложившаяся ситуация не устраивает жильцов «нехорошего» дома. Минувшим летом Елена Лезедова попыталась наладить контакт с районной администрацией — написала письмо. «Я состою на учёте в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий по списку общей городской очереди… До настоящего времени жильём не обеспечена. Прошу: создать комиссию по признанию дома, расположенного по адресу: г. Гатчина, ул. Рысева, д.40 аварийным и подлежащим сносу, предоставить мне жилое помещение». Заявление администрацией ГМР было получено, но особых результатов не принесло. Аналогично закончилось и обращение в Гатчинскую городскую прокуратуру.

 Невыносимая реальность жития |

Пол на кухне

Николай Паршин, по примеру соседки, также предпринял попытку достучаться «до небес» с просьбой создать комиссию и признать здание аварийным. В начале ноября он обратился с «прошением» к заместителю главы администрации ГМР Елене Фараоновой. Нет ответа. Попытки связаться с депутатом от Мариенбурга Галиной Паламарчук успехом не увенчались. Личная встреча с начальником отдела жилищной политики администрации Александром Кандыбой завершилась переадресацией «просителя» к депутату местного Совета и директору МУП «ЖКХ г. Гатчины» Максиму Поздняку. Депутат-директор оказался очень занятым человеком.

— После пожара сюда приезжали и журналисты, и представители власти. Ходили, смотрели, качали головой. Но, видимо, администрации выгодно непризнание нашего дома аварийным, несмотря на его очевидную ветхость. Как говорится, налицо — конфликт интересов, — резюмирует Николай Александрович.

Быть может, руководству города-района, действительно, не с руки заниматься злополучной «деревяшкой» из-за двух человек. Хлопотно это и затратно. Да и владельцы приватизированных квартир, вроде, не жалуются. А то, что в подъезд зайти страшно и условий никаких — так ведь у бомжей и такого нет. Вот только с ориентацией на запросы бомжей города будущего не построить. Разве что фасад. Привлекательную форму, за которой скрывается неприглядное содержание.

Что же до наших героев, то они, всё-таки, надеются на новых руководителей Гатчинского района — Виталия Филоненко и Людмилу Нещадим. Потому что надеяться больше не на кого. И ожидают 30 декабря, когда смогут получить официальное заключение по причине и обстоятельствам пожара. Исходя из этого заключения Николай Паршин и Елена Лезедова и будут планировать свою дальнейшую деятельность по улучшению жилищных условий.

Николай МОНАСТЫРНЫЙ

Источник

Посмотрите также

Гатчинский старожил с морской душой |

Всё меньше остаётся в нашем городе старожилов, помнящих ещё довоенную Гатчину. Среди них — Леонид ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *